(926) 312-82-93

Новый камень
реставрационное производственное объединение.
Искусственный камень, архитектурный декор, лепной декор и реставрация.

> Никольский греческий монастырь



Никольский греческий монастырь


Никольский монастырь назывался также «что за иконным рядом», как и Сапсский, что находился рядом: видно, лавки с иконами протягивались чуть ли не на половину Никольской улицы, звали его и по-другому: «у крестного целования» - сюда приводили к присяге тяжущихся – участников судебного разбирательства.

Еще одно название бытовало среди московского населения: «Большая глава», обязанное, вероятно, величине главы соборного храма. А название этого же монастыря – «что за ветошным рядом», - некоторым исследователям истории архитектуры Москвы давало основание предполагать, что он мог находиться где-то в районе современного проезда Сапунова, бывшего Ветошного.

В 1556 г. Иван Грозный позволил останавливатьсяв Никольском монастыре монахам из греческих монастырей, приезжавшим в Москву для сбора милостыни, а почти через сто лет царь Алексей Михайлович в 1653 г. вообще отдал монастырь для «приезжих греческих властей и старцев и гречан для отправления божественныя службы греческим языком». Не удивительно, что именно сюда, в Николо-греческий монастырь, в 1666 г. привезли копию почитаемой иконы Иверской Божьей Матери, находившейся в Греции, на Афоне. Ее сначала поставили в монастырской часовне, а в 1669 г. перенесли в нарочно устроенную часовню у ближних Воскресенских ворот Китай-города.

С тех пор Никольский монастырь получил название греческого и сюда каждые четыре года стали приезжать архимандрит и с ним монахи. Московские власти гостеприимно принимали их, но, правда, «под страхом опалы и гнева», монахам строго воспрещалось привозить с собой заграничные товары – видно и тогда москвичи были падки на заморские соблазны.

Никольский монастырь стал центром небольшой греческой колонии в Москве, проводником образованности и просвещения и украшением архитектуры Москвы. Недаром в монастыре в продолжение нескольких десятков лет с конца XV - начала XVI века находилась книгописная мастерская, работавшая под руководством выдающегося художника Михаила Медоварцева, близкого ко многим представителям интеллектуальных кругов Москвы того времени.

В центре небольшого монастырского двора стоял собор св. Николая, который в1729 (или 1724) г. былразобран и вместо него построен новый одноэтажный каменный собор; на нем в 1735-1736 гг. была надстроена еще одна церковь – Успения Пресвятой Богородицы. Эта последняя выстроена князем Дмитрием Кантемиром.

Никольский монастырь и в дальнейшем оказался тесно связанным с родом князей Кантемиров, славным в истории и Молдавии и России.

Молдавский господарь, князь Дмитрий Кантемир решил поддержать Петра I в его борьбе с Турцией, но война окончилась для Петра неудачно и, как писал он сам, «…сей марш зело отчаянно учинен был». В результате Прутского похода 1711 г. Петр был вынужден отдать многое из того, что Россия приобрела такими отчаянными усилиями : Азов возвращался Турции, крепости, основанные Петром на юге, уничтожались.

Дмитрий Кантемир был вынужден уйти вместе с петровскими войсками в Россию. Есть сведения, что Петр I пожаловал ему дом в Москве на Никольской улице рядом с Никольским греческим монастырем.

Глава семьи делал многие пожертвования в монастырь, а когда в 1713 г. умерла его жена Кассандра, урожденная княжна Кантакузин, он начал строительство нового монастырского собора, которое, однако, остановилось в связи со всеобщим запрещением каменного строительства в России, исключая новую столицу, Санкт-Петербург, куда Петром направлялись все ресурсы.

Никольский монастырь 1880-е гг. (ул. Никольская, д.11-13)

Возобновилось строительство нового собора лишь после кончины Дмитрия Кантемира в 1723 г.– тогда на одноэтажном здании начали возводить Успенскую церковь, освященную 18 сентября 1736 г. Это строительство, по преданию, было связано с трагическим событием, якобы происшедшим в семье Кантемиров: дочь князя Мария проезжала по Никольской в карете, лошади понесли, и Мария была убита. Однако, на поверку, возведение Успенской церкви никак не связывалось с этим происшествием – Мария Кантемир умерла в 1757 г.

И в последствии княжеская семья не оставляла своим вниманием обитель на Никольской – ведь в монастырском соборе были похоронены сам Дмитрий Кантемир, его сын, дипломат и поэт Антиох Кантемир, дочери Смарагда и Мария. Так, в 1770 г. князь Матвей Кантемир построил в здании братских келий церковь св. Константина и Елены.

В некоторых сочинениях утверждается, что в конце XVII в. монастырский собор разобрали и на его месте выстроили новый по проекту архитектора М.Ф. Казакова, однако, ни в списке его работ, ни в исследованиях, посвященных его творчеству, нет упоминания о том, что он был причастен к постройке нового собора.

Судя по фотографии его, снятой в 1880-х гг. это было произведение классического стиля. Именно это здание, стоявшее посреди ныне пустого двора за зданием под № 11 по Никольской улице, и было снесено в 1935 г.

Хорошо еще, что благодаря настояниям посольства Румынии, удалось перед сносом спасти останки князя Дмитрия Кантемира.




Вернуться к списку статей


© 2007-2015 г. Москва, архитектурно-производственная фирма «РПО «Новый Камень» (New Stone Ltd.) 
Все права защищены. При копировании материалов указание источника - www.MStone.ru - обязательно.

Продвижение - Roygbiv.

PR-CY.ru Новый Камень, РПО в оптовом православном магазине Ризница.ру